Круглый стол: «Пленка в цифровую эпоху»


3 марта в рамках фестиваля архивного кино «Белые столбы-2016» состоялся круглый стол «Пленка в цифровую эпоху», на котором обсуждалась роль кинопленки в эпоху цифрового кино и ее дальнейшая судьба. Мероприятие вели президент Гильдии киноведов и кинокритиков России Кирилл Разлогов и киновед, историк кино, заслуженный деятель искусств России Наум Клейман. В обсуждении приняли участие президент FIAF Эрик ЛеРуа, руководитель отделения профессионального кино ООО «Кодак» по России и СНГ Елена Касаткина, художественный руководитель XX фестиваля архивного кино «Белые столбы», старший куратор Госфильмофонда РоссииПетр Багров и другие.
По сути, на круглом столе говорили не о том, кто кого победит: пленка «цифру» или «цифра» пленку. А о том,каково место пленки в современном мире цифрового кино. Сегодня, по словам Кирилл Разлогова, «пленка возвращается к людям, которые работают в архивах».
Наум Клейман: «Все согласны, что пленка нужна. Только на пленке может храниться настоящее изображение. Почему ставится вопрос «или,или», мне не понятно. Когда появилась масляная живопись, она казалась полной альтернативой очень сложной фресковой живописи. Но великие живописцы никогда не заменили собой фресковую живопись. Искусство не знает слово прогресс – абсурд говорить о прогрессе в искусстве. Пленка остается таким же достоянием человечества, как скульптура или фресковая живопись. И есть цифровая техника – необходимая для фиксации. Но необходимо, на мой взгляд, понимание места употребления одного и другого, чтобы не использовать масляную живопись в храме».
Открыло заседание выступление представителя его инициатора – компании «Кодак» – руководителя отделения профессионального кино ООО «Кодак» по России и СНГ Елены Касаткиной. Компания «Кодак» стала инвестировать средства в разработку технологий сохранения кинопленки. Новое направление – решения для архивов: компания готова помогать отцифровывать пленку киноархивам (впрочем, наверное, и кинокомпаниям; интересно, что в Америке киностудии сами архивируют и хранят свою кинопродукцию). Услуга эта может оказываться разными способами: оцифровка компанией самостоятельно или предоставление оборудование архивам. При этом программное обеспечение позволяет создать библиотеки упоминаний, чтобы находить в контенте ссылки на необходимые параметры.
Многие проекты сейчас снимаются в «цифре», и возникает вопрос, можно ли будет посмотреть это в будущем – ведь цифровые форматы исчезают вместе с соответствующим оборудованием.Хранение пленки снимает ряд вопросов, возникающих при хранении в «цифре». Во всем мире приходят к выводу, что кинопленка – наиболее оптимальный формат для длительного хранения изображения. В том числе стоит использовать пленку для хранения видео, снятого в цифровом формате.
Дисковые массивы – это не оригинал, идет потеря качества. Дисковые массивы недолговечны. И для большого количества информации это очень дорогостоящий способ хранения. Изображение намагнитной пленке – это тоже не оригинал, кроме того,необходима постоянная миграция изображения (появляются новые форматы, и ранние не совместимы с более поздними).
Компания «Кодак» предлагает формат пленки 2237, изображение на которой может храниться до 500 лет. Создание мастера стоит порядка 40 тысяч долларов.
Кирилл Разлогов: «Я, как историк, с опаской отношусь к подобным заверениям, так как гарантии, что этот план будет реализован, никто дать не может. Вообще эти вещи связаны со стоимостью: те люди, которые снимают фильмы, не могут себе позволить такую технологию, а те, кто могут, не снимают фильмы. Надо наладить процесс взаимодействия, чтобы сохранялись не только шесть мэйджоровскихфильмов, а остальные самоликвидировались, как это произошло с дореволюционным кино».
Эрик ЛеРуа: «Я очень счастлив, что приехал сюда. Последний раз президент FIAF приезжал в Госфильмофонд в 73-м году. Хотел бы напомнить, что FIAF – это международная федерация фильмов, которая представляет 150 архивов во всем мире, и FIAF всегда поддерживал пленку, как носитель.
Очень важно подчеркнуть, что самый ранний фильм существует 120 лет. Это доказательство, что пленка может жить 120 лет минимально. Очень важно сказать,что когда мы говорим о сохранении фильмов, несмотря на развитие технологии, очень важно сохранить фильмы на самой пленке – той же самой пленке, что и оригинал (на той пленке, на которой его снимали), и для этого нужно сохранить и все лаборатории – как они работали всегда. Это значит, что новые поколения надо учить работать над фильмом, как это было при работе над оригинальными фильмами.Несмотря на развитие технологии для оцифровки, надо всегда возвращаться к оригинальной пленке. Потому что нельзя сделать цифровую копию от цифровой копии.
Важно сохранять оригинал пленки, но также важно переводить фильм на полиэстеровуюпленку – это последняя технология пленки, которую можно дольше всего сохранить. Сегодня во Франции, например, у нас каждый год почти 250 фильмов в производстве – только 15 их них было снято на пленку, но больше 100 были переведены на пленку.
У нас нет никакой гарантии, сколько времени можно сохранить фильмы, которые существуют только на цифровом носителе. И нет никакой гарантии, сколько будут существовать технологии воспроизведения того или иного цифрового формата. Поэтому сейчас Национальный центр кинематографии и анимации (CNC) (государственное административное учреждение, подведомственное Министерству культуры Франции)поддерживает производителей, которые хотят переводить свои фильмы на пленку, возмещая до 80% процентов расходов перевода видео на пленку.
Я сейчас рассказал о ситуации во Франции, но есть много стран, которые считают, что достаточно хранить фильмы на DVD, так как это дешевле, которым нужно рассказывать и убеждать в преимуществахкинопленки. Кинопленка 35-мм – это действительно носитель будущего, всем известно, что можно сохранить фильм на пленке более 400 лет. И очень важно показывать новому поколению настоящее изображение фильмов, и носители, на которых родились фильмы, сохранять лаборатории, которые работают на пленке. И специалистам нужен доступ к оригинальным носителям на пленке, чтобы знать, как фильм выглядит в оригинале. FIAFвсегда в поиске новых решений в этой области».
Римма Моисеева, заместитель директора Красногорского архива: «Я бы хотела взглянуть на эту проблему несколько с другой стороны. Мы рассматриваем киноколлекцию как национальное культурное достояние страны: пропажа даже одного элемента – трагедия.
Пленка – самый стабильный формат для хранения информации известный на сегодня. «Цифра» же – оптимальный формат для оперативной передачи информации. Для воспроизводства пленки нужна только белая простыня. Если же хотя бы маленький кусочек цифрового носителя пропадет, мы потеряем все его содержимое.
Я отношусь со скепсисом ко всему, что не подтверждено эмпирически. Первая хранящаяся киносъемка у нас – 1896 года – коронация Николая II – находится в великолепном состоянии, чего нельзя сказать о документах на цифровых носителях 80-90 гг. Цифровые носители – это переписывание, форматирование, постоянная необходимость в материальныхи человеческих ресурсах. Чтобы переформатировать фильм, надо качать его шесть часов, а пленку можно принести из хранилища за пятнадцать минут. В России есть специальный страховой центр хранения документов, где хранятся очень важные документы идентичности нашего народа и государства. И современное документальное кино переходит на цифровые носители. В нашем архиве экспертный совет, состоящий из 13 человек, определяет особенно ценные документальные фильмы, которые переводятся на кинопленку.
Человечество ищет пути сохранения информации, которую следует хранить, которая важна для развития науки, искусства и истории. Мы хотим, чтобыМинкульт выделял деньги на создание кинокопии каждого фильма, произведенного в цифровом формате».
ВитасГригорайтис, глава Отдела киноинформации и наследия Литовского центра кино: «Я думаю, что нам надо культурную элиту приобщать к этому вопросу,а топ-менеджеров(министров и генеральных директоров) посадить в первый класс и учить азбуке. Я помню, как мы убедили свое правительство в том, что нам нужны хорошие условия для хранения кинопленки: коллеги подожгли большое количество нитропленки и сожгли пожарную машину. После чего сказали нашему министру, что у нас этой пленки гораздо больше – и получили деньги. Надо иногда некоторые неординарные действия производить. Это национальная проблема и мировая. Если национальный фильм имеет поддержку государства, то в договоре должен был пункт о формате для вечного хранения – сейчас это кинопленка. Просвещение наших культурных элит – одна из главных задач. А как – это уже следующий вопрос».
Оператор Мария Соловьева: «Вы знаете, пленка, на мой взгляд, живой организм – в ней есть энергетика, которой нет нигде – волшебная энергетика. Недаром многие голливудские компании для своих фильмов снимают крупные планы ведущих актеров на пленку. Нам надо стремиться к этому же».
Николай Майоров, киновед, режиссер-оператор, член научно-технического совета Российского государственного архива кинофотодокументов: «Настоящие художники и операторы должны иметь возможности современных технологий для решения художественных задач – снимать на «цифре» и на пленке: то, что стоит снимать на пленку, – снимать на пленку, а то, что нужно на «цифру» – на «цифру». И не делать антогонизма.
У меня две мечты: восстанавливать и чтобы то, что восстановлено, вернули на пленку. Действительно, пленку оттянуть – и мы можем видеть кадр: не надо никакого оборудования.У нас системы кино за последние годы создаются взаимоисключающие. «Цифра» нам дала возможность унифицировать. Мы можем высококлассные технологии цифрового кино использовать для невозможного – вернуть его в возможное и сохранить на пленке. Чтобы грядущие поколения увидели видео в том виде, как мы создавали.Да здравствует кинопленка и в помощь ей «цифра»!»
АлександрНикитин, председатель киноклуба «Кинематограф», президент кинофестиваля «Окраина»: «Когда есть желание решить проблему, она будет решена. Рязанскому киноклубу «Кинематограф» исполняется сорок лет, и все эти сорок лет мы работаем только с кинопленкой. Сейчас идет уничтожение областного кинофонда – под бравурные крики «ура цифре!». Об этом наш фильм «Область потерянного кино» (2008). В Рязани это – Министр региональной культуры Соколова и Попов. После этого круглого стола я по возвращению в Рязань смогу во всеуслышание объявить, что они не только варвары, но и лжецы».
Петр Багров: «Хочу сказать о вещах, которые меня тревожат и решения которым я не вижу.Мы (Госфильмофонд) готовы показывать фильмы на пленке – и количество показов картин пленке на фестивале увеличивается. Но из-за этого пленка быстрее изнашивается, а она дорогая. Может быть, архивам имеет смысл раздавать не пленку, а DCP.
«Нельзя ли без меня» (в программе XX фестиваля) – первая картина, переведенная на пленку, отреставрированная до этого. Мы всегда спорим с Николаем Майоровым: я считаю, что восстановленные фильмы очень часто искажены, так как мы часто уничтожали пленку, на которую можно было бы ориентироваться при выставлении цветов. Но при этом цветоделенный негатив – это хорошо для хранения.
Цифровое восстановление картин вызывает яростные дискуссии. Интерес не только к пленке – важно и какая пленка. Но хорошая пленка лучше хорошей цифры. И тенденция – очень специфическая – у избранных фестивалей мира: показ фильмов на нитропленке – там серебра больше. Поэтому сейчас, уничтожив много, хранят все и даже горючее. Надеюсь, мы добьемся решения правительства, чтобы на пленку переводились все снятые фильмы – и хорошие, и плохие. К сожалению, сейчас заведения, где учат, как снимать на пленку и обрабатывать ее, закрываются».
Михаил Сергеевич Васин: «Наши споры нужно разбить на две вещи: длительность хранения – это пленка, и я не знаю, кто может не согласиться. Для повседневного использования – это «цифра».
Но мне хотелось бы заострить внимание, что «цифра»«цифре» рознь. DCP,DPX – другой уровень качества и другой уровень хранения. Но ни на одном цифровом носителе не указан срок хранения информации. Указан только срок хранения коробки. И никто не знает, сколько и как часто надо переписывать видео, хранящееся в цифровом формате».
Клара Михаловна Исаева, киновед, искусствовед, доцент кафедры киноведения и кинокритики ВГИКа: «На чем хотите храните и на чем хотите показывайте. А скоро вам не будут давать художественные фильмы на пленке. Во ВГИКЕ ликвидировано преподавание на пленке – это дорого. А изображение на «цифре» – плоское. Цвета нет возможности передавать, а также объем – а оператор ищет всегда решение, как передать объем. Если ВГИК не будет выпускать операторов, снимающих на пленку, то за ним и остальные вузы пойдут. И отдавать в Госфильмофонд будет нечего». Материал подготовила Наталия Егорова