Сергей Герасимов. Строгое счастье


Трудно переоценить значение личности Сергея Аполлинариевича Герасимова — актера, режиссера, сценариста, педагога, общественного деятеля в истории отечественного кино. Народный артист СССР, депутат Верховного Совета СССР, секретарь Союза кинематографистов СССР, профессор ВГИКа (с 1986 года он носит его имя), доктор искусствоведения… Автор 23 сценариев, 21 полнометражного фильма, 6 короткометражных, документальных лент и киносборников. Обласканный Советской властью за профессиональную и общественно-педагогическую деятельность, С.А.Герасимов был отмечен множеством званий и наград. Его творчество высоко ценилось не только в Советском Союзе, но и за рубежом, о чем свидетельствует немало призов самых престижных международных кинофестивалей.

На его фильмах воспитано не одно поколение зрителей. И у каждого это свой, любимый фильм: «Семеро смелых», «Учитель», «Маскарад», «Молодая гвардия», «Тихий Дон», «Люди и звери», «Журналист», «У озера», «Любить человека», «Дочки-матери», «Красное и черное», «Юность Петра», «Лев Толстой»… И полноправным единомышленником, соратником, коллегой, человеком, сопричастным ко всем сферам деятельности Герасимова была его жена, актриса и педагог Тамара Федоровна Макарова.

Они встретились в мастерской Форегера, в которой ставили спектакли С.Эйзенштейн, С.Юткевич, А.Кторов. Герасимов обратил внимание на молодую актрису, танцующую чарльстон в эстрадной миниатюре «Модистка и лифтер». Тогда он еще не знал, что встретил свою музу. Потом они расстались. И увиделись на съемках картины «Чужой пиджак» в 1926 году. А через месяц уже были женаты. Впервые Макарова снялась у Герасимова в «Семеро смелых», через пару лет в «Комсомольске», а еще через год в «Учителе». Герасимов стал певцом современной темы. Фильмы прославили молодую чету. «Учитель» — этапный фильм в творческой судьбе обоих. Герасимов гордился красавицей-женой и драматическую повесть о сельском учителе и о любви девушки, которая добивается ответного чувства, писал и снимал специально для нее. При том, что история разворачивается в деревне, о которой Макарова имела весьма отдаленное представление. Чтобы лучше погрузиться в роль, овладеть уральским говорком, ей пришлось отправиться в родные края мужа — в Миасс, Кундравы, на озеро Чебаркуль. Добиваясь воспроизведения картин детства, Герасимов был дотошен до мелочей. И частушки восстанавливал по памяти, и кадриль. Режиссер ставил фильм о людях, с которыми издавна сроднился, которых хорошо знал. «Там есть персонажи, целиком выхваченные из моего уральского детства, — признавался он. — Все там для меня слито с тем началом самостоятельной жизни, когда мир вокруг меня по молодости лет казался необыкновенно цельным, ясным, добрым, всем своим теплом и светом, повернутым ко мне. И я нарочно сохранил в этом фильме и уральский диалект с его забавными смягчениями и едва заметным аканьем (да, и сам тогда еще говорил с уральским выговором), и убранство домов с добела выскобленными полами, обязательными сундуками под накидкой, целыми веерами семейных фотографий на стенах, бальзаминами и геранью на окнах».

с Макаровой-0

Картина «Учитель» была очень личной и принципиально важной для режиссера. Он вложил в нее и чувство к родному краю, и свое понимание общественно-политических процессов, происходящих в стране. Тамара Макарова, ощущая всю важность момента, старалась как могла. Женский образ оказался в центре творческого внимания Герасимова. Со временем женский образ стал для него основополагающим, порой именно с ним была связана идея фильма. По-герасимовски это звучало так: «сделать женщину хозяйкой фильма». Впервые это четко проявилось в «Учителе». Он напутствовал актрису: «Из пешки надо сделать ферзя». И образ, такой обытовленный в начале, вырастал, набирал силу. Ей повезло с партнером — Борисом Чирковым, с его житейской подлинностью и особым артистизмом, в котором явственно ощущались элементы эксцентрики. Он привнес в картину столь необходимый ей юмор, остроту внешнего рисунка. Любовь режиссер предпочитал выражать на экране чисто актерскими средствами. И вывод, сделанный на съемках «Учителя» не забыл, многократно повторяя его потом ученикам-режиссерам: «Надо играть верное психологическое состояние, соответствующее душевному состоянию героя, и надо верно мыслить, а страсти накопятся сами, как результат. Именно так играли Чирков и Макарова.

Надо сказать, что снимая свои первые фильмы, Герасимов копил опыт, которым потом щедро делился со студентами ВГИКа, последующие работы он уже делал вместе с ними. Вот она — еще одна важная грань его таланта — педагогика. Воспитанная им плеяда талантливых учеников, составила славу отечественного кинематографа, с гордостью нося имя «герасимовцев». Среди них актеры и режиссеры: Татьяна Лиознова, Лев Кулиджанов, Яков Сегель, Василий Ордынский, Сергей Бондарчук, Клара Лучко, Инна Макарова, Зинаида Кириенко, Николай Рыбников, Алла Ларионова, Людмила Гурченко, Наталья Фатеева, Николай Губенко, Жанна Болотова, Лариса Лужина, Сергей Никоненко, Эдуард Бочаров, Кира Муратова Наталья Гвоздикова, Галина Польских, Лидия Федосеева-Шукшина, Наталья Аринбасарова, Наталия Белохвостикова, Николай Еременко-младший, Марина Левтова…

Moscow. USSR. Film director Sergei Gerasimov (L) at the awarding ceremony at the first Moscow International Film Festival. Photo TASS / Viktor Velikzhanin; Alexander Konkov Москва. Кинорежиссер Сергей Герасимов (слева) во время вручения  Большого золотого приза Сергею Бондарчуку за фильм "Судьба человека". Фото Виктора Великжанина и Александра Конькова /Фотохроника ТАСС/

Moscow. USSR. Film director Sergei Gerasimov (L) at the awarding ceremony at the first Moscow International Film Festival. Photo TASS / Viktor Velikzhanin; Alexander Konkov
Москва. Кинорежиссер Сергей Герасимов (слева) во время вручения Большого золотого приза Сергею Бондарчуку за фильм «Судьба человека». Фото Виктора Великжанина и Александра Конькова /Фотохроника ТАСС/

Воспитанию молодого поколения кинематографистов Сергей Аполлинариевич и Тамара Федоровна отдавались беззаветно, даря всю свою нерастраченную родительскую любовь. Их курс становился одной дружной семьей, творческими единомышленниками в создании совместных кинопроектов.

В каждом из его учеников отразилась какая-та грань его собственного таланта — художника, политика, патриота. Одними из самых ярких представителей герасимовской школы стали актеры и режиссеры Николай Губенко и Сергей Никоненко. Формирование мировоззрения Герасимов считал важнейшей составляющей обучения актерской и режиссерской профессий. И в то же время никогда не позволял себе давить на студента, навязывать свои убеждения. Авторитет мастера был стол огромен, что ученики готовы были следовать за ним не только дорогой профессии, а в огонь и в воду. «Воспитание — дело сложное, — частенько повторял педагог. — Есть вещи, которые трудно объяснить. Нельзя тащить траву за верхушку — оторвется и будет сено, а это уже совсем иное качество». Он считал, что многое студент должен осмыслить сам — читая, думая, слушая, наблюдая.

Его мастерская никогда не была отгорожена от мира. «Художественное образование не укладывается в конспект лекционного курса, — с порога предупреждал Мастер студентов, — оно требует множества живых впечатлений от соприкосновения с искусством и с жизнью. Все возникшие впечатления и вопросы разбираем вместе. Разговаривать будем на равных. Диалог для нас — главная форма воспитания, поэтому ограничивать вас никто не будет». Герасимова не смущало, что будущие режиссеры — люди, как правило, зрелые, прошедшие определенную школу жизни, а почти все актеры — вчерашние школьники. Никакой разницы на первом этапе обучения, он всех учил записывать свои жизненные наблюдения, а потом на их основе придумывать и ставить этюды. Таким образом, литературное творчество было важнейшей составляющей будущей профессии. В дальнейшем многие ученики Герасимова, особенно режиссеры, признавались, что именно это помогало им в подготовительном этапе работы. Они научились писать неплохие сценарии, по которым потом ставили фильмы.

Герасимов с учениками

Как мы помним, первый состав объединенной мастерской воспитывался на фадеевской «Молодой гвардии». Сначала из инсценированных отрывков сложился спектакль, потом фильм. С тех пор так и повелось: у каждого состава мастерской была своя «книга жизни» — «Петр Первый», «Братья Карамазовы», «Карьера Артура Уи», «Красное и черное». По этим произведениям ставились дипломные спектакли, каждый из которых порой становился событием.

С участия в первых учебных этюдах до дипломного спектакля будущие актеры и режиссеры проходили немалый путь. Не каждый из них оправдывал надежды учителей. Кому-то не хватало воли и целеустремленности, кому-то готовности полностью посвятить себя искусству. Как призналась однажды «герасимовка» Наталья Бондарчук — «Быть учеником Сергея Аполлинариевича и Тамары Федоровны — строгое счастье». Строгое — потому что неотъемлемо от большого многодневного труда и испытания на прочность. Отсев в творческих профессиях неизбежен. Мастера идут на это изначально. Они могут вложить в ученика душу и научить всему, что знают, но покидая родные пенаты, он оказывается в свободном полете. И здесь уже многое зависит от него самого — от меры таланта, личных амбиций, везения, самодисциплины, умения влиться в новый киноколлектив…

«Я могу каждого научить основам кинематографической зрительной образности, — говорил Сергей Аполлинариевич студентам-режиссерам, — дать представление о времени и пространстве применительно к кинематографу, объяснить элементарные принципы монтажного строя, но я не могу внушить свою одержимость. Это надо принести с собой». Будущим режиссерам он давал практические уроки мастерства прямо перед съемкой: чертил мизансцены, обозначал движение камеры. Чтобы они лучше почувствовали ритм и композицию кадра. На глазах будущих актеров работал с более опытными исполнителями, оттачивая органику образа, интонацию и выразительность движений. Работа над новыми фильмами становилась своего рода утверждением его педагогических принципов. Вдохновленный студенческими спектаклями, Герасимов поставил «Красное и черное» и «Юность Петра».

 

Работа над знаменитым романом Стендаля началась еще с «молодогвардейцев», однако экранизировать его режиссер решился только в середине 70-х, воодушевленный слаженностью команды молодых актеров, удивительным попаданием в бессмертные образы. И вновь сначала был спектакль в Театре киноактера, затем заявка в Госкино на телепроект, и лишь затем работа над пятисерийной исторической драмой. Проект оказался весьма затратным — постройка больших декораций, обставленных старинной мебелью, пошив сотен костюмов. А поскольку Герасимов привык все делать с полной отдачей, как того требовала правда жизни и законы педагогики, нужны были сторонние вливания. Ему повезло: у французского телевидения образовался долг перед Госкино — в него-то и вписали пятисерийный исторический фильм. Главные роли играли выпускники мастерской: Жульена Сореля — Николай Еременко-младший, госпожу де Реналь — Наталья Бондарчук, Матильду де ля Моль — Наталия Белохвостикова. Николай Еременко был у Герасимова любимчиком. Он, можно сказать, усыновил его при живом отце и снимал в каждом своем фильме, поощряя рост мастерства.

Сдав картину в двух вариантах — в 4-серийном для кино и в 5-серийном телеварианте, под шквал поздравлений, писем и телеграмм Герасимов отметил свое 70-летие. И хотя пошаливало сердце, юбиляр привык не обращать на него внимания, занимаясь общественной деятельностью, педагогической и своим прямым делом, снимая фильмы. Говорил, что не понимает: как это можно жить и не работать. Если верно, что лучший способ воспитания — личный пример, то Герасимов был им для пяти поколений кинематографистов. Работа над следующим фильмом «Юность Петра» вновь потребовала мобилизации всех творческих, физических и эмоциональных сил. Завершив съемки, Герасимов и Макарова вновь набрали учеников. Жизнь пошла по накатанной колее, описывая которую, мастер писал: «По сути дела, день-деньской мы живем учениками. Курсовыми, показами, учебными фильмами. Далеко за полночь говорим о том, что сегодня нам показывал один ученик, открывшийся против всяких ожиданий, почему другому следовало бы дать подзатыльник, а мы этого не сделали, зачем этюд третьего надо бы посмотреть еще раз. И к этому никогда не пропадает интерес, и — никакой усталости. И сценарии их читать интересно. Заседания, правда, дело утомительное, но и без них тоже нельзя. Дело в том, что вообще интересно жить».

И так изо дня в день. Старость и Герасимов, казались вещами не совместными, а жизнь бесконечной…

Наталья Тендора

фото из архива автора

Комментируйте новости Союза Кинематографистов в социальных сетях: ВКОНТАКТЕ, Instagram и Facebook!